ИННОВАЦИОННЫЙ ВЕТЕРИНАРНЫЙ ЦЕНТР МОСКОВСКОЙ ВЕТЕРИНАРНОЙ АКАДЕМИИ ИМ. К.И. СКРЯБИНА

Роль электроэнцефалографии в исследовании гипноза животных

Гаусс Константин Робертович
Ветеринарный врач, кандидат биологических наук

 

Феномен гипноза был известен уже в глубокой древности. Первые письменные свидетельства применения этого метода жрецами храмов культуры на берегах Тигриса и Ефрата дошли до наших дней в виде «палочковых шрифтов». В дальнейшем, указания по применению гипноза неоднократно встречаются в древне - индийских манускриптах на санскрите («Йога Сутра», Патанджали, начало н. э.), а также в древнегреческих и древнеримских писаниях. (Воngartz W & B. 1997; Kossak. H,C. 1997).

В древнем Египте применяли «пассы» в качестве гипнотических средств. В античные времена эта форма врачевания была тесно связана с религиозными представлениями и производилась жрецами древнегреческого бога здоровья Асклепия, в храме которого существовало специальное круглое помещение (аббатон), где жрецы погружали больных в лечебный сон.

Научное исследование так называемого «животного гипноза» восходит к ХVII в., к труду Кишера и его знаменитому опыту с гипнотизацией цыплёнка. Но лишь в ХХ в. появляется концепция, согласно которой смысл данной реакции состоит в защите от хищников и основывается на рефлексе самосохранения. Характеристикой данной реакции является избирательная утрата позных реакций, часто сопровождаемых кататоническими симптомами (восковая гибкость). *(В экспериментальных условиях животный гипнотизм достигался методом обездвиживания: животному придают несвойственное положение тела и удерживают его в нём около минуты, после чего животное освобождают, но оно сохраняет приданную ему позу ещё несколько минут.) Считается, что это врождённая безусловная реакция, вызванная вестибулярными (вращение) и соматосенсорными стимулами (фиксация) и потенцируемая эмоциональным стрессом (страх).

В 1891 г., выступая с докладом на IV съезде «Общества русских врачей» в Москве В.Я. Данилевский на основании огромного материала убедительно доказал единство природы гипноза у человека и животных. Учёный в многочисленных экспериментах показал возможность гипнотического воздействия на животных: лягушек, ящериц, змей, черепах, крокодилов, речных раков, лангустов, рыб и птиц. Главным условием возникновения гипнотического состояния у животных Данилевский считал эмоцию страха.

Данная точка зрения  совпадает с таковой у «отца психоанализа»- Зигмунда Фрейда, который пишет: - «Особенность гипнотического состояния заключается в чем-то вроде паралича воли и движений, являющегося результатом влияния всемогущего лица на беспомощного, беззащитного субъекта; эта особенность приближает нас к гипнозу, который вызывается у животных посредством страха».

Дальнейшие исследования физиологов показали, что существуют значительные видовые отличия чувствительности к такому виду животного гипноза, которая высока у лягушек, ящериц, цыплят, уток, морских свинок и кроликов, но низкая у крыс, кошек и собак. По этому поводу С. Ю. Мышляев (1993) полагает, что чем выше находится животное в эволюционном ряду, тем труднее вызвать гипноз у животных с помощью обездвиживания.

Так по Кlemm (1969), реакция неподвижности сопровождается усилением активности понтобульбарной формации (продолговатый мозг), нисходящая проекция которой может вызывать торможение специальных мотонейронов. Кора ГМ, вероятно, препятствует реакции неподвижности, т. к. при декортикации крыс их чувствительность к этому тесту увеличивалась.

Шильдер (1926)  считал, что  нельзя сказать с полной уверенностью, что двигательная заторможенность у животных является результатом лишь изменения состояния моторики и не связана с психическими сдвигами и что этот двойной аспект можно обнаружить и в гипнозе человека. Далее автор отмечает что, несмотря на вариации, обусловленные различием строения мозга, гипноз животных и гипноз человека идентичны.

Кюби (1961) считал, что ситуация человека, вынужденного длительно фиксировать взглядом одну точку, аналогична той, в которой находится животное с неподвижно фиксированной головой.

Эта точка зрения вполне совпадает с  Павловской, который в его многочисленных опытах по гипнотизации животных установил, что и не вызывающие страха, длительные, слабые монотонные раздражители, утомляя корковые анализаторы через один из органов чувств (как и у человека) быстрее всего вызывают сонливость, индуцированную началом тормозного процесса в коре ГМ.

Его исследования в этой области продолжил (на базе созданного им в 1908 г. Ленинградского Психоневрологического института) В. М. Бехтерев (1920). Гипноз, по В. М. Бехтереву, представляет собой искусственно - вызванный видоизменённый сон, при котором, однако, сохраняется контакт с гипнотизером. (Раппорт). В. М. Бехтерев также отмечал, что гипнотическое состояние можно вызвать не только вербальным, но и невербальным (телепатическим) способами.

Автор, совместно с дрессировщиком В.Л. Дуровым, провёл серию экспериментов направленных на доказательство возможности влияния на поведение животных путём телепатического внушения (на расстоянии) и гипнотизации (методом фиксации взгляда). (В.М. Бехтерев 1920.). (Во время опытов присутствовали и принимали участие так же профессора А.В. Леонтович, Г.А. Кожевников, Г.И. Челпанов, зоолог И.А. Лев, а так же доктора Каманов и Пеперел). Несколько позднее совместно с докторами А.Г. Иванов-Смоленским и П. Флексором (1920), В.М. Бехтерев произвёл серию удачных опытов, при которых ментальные суггестивные команды отдавались из за ширмы или из другой комнаты. Послушные дрессированные собаки В.Л. Дурова и в этом случае адекватно реагировали на все мысленные команды.  Как отмечал  В.Л. Дуров - «самое занимательное заключается в том, что и животное и человек воспроизводят задуманные человеком движения как свои собственные ассоциации идей и движений, как "приказ" из своего собственного мозга». Два года спустя, в 1922 г., соратник В.М. Бехтерева – П. Лазарев продолжил исследования возможности участия нервной системы в телепатической коммуникации.

Л. П. Гримах (1987) считает, что «пусковым психофизиологическим механизмом гипноза чаще всего является филогенетически обусловленный рефлекс следования за лидером. При этом волевые качества «ведомого» могут быть достаточно высокими, но они не включаются в систему отношений с «лидером», а направляются лишь на выполнение подсказанных им действий. В.Л. Райков (1998), практически подтверждающий в своих трудах влияние вышеперечисленных рефлекторных «пусковых» механизмов на возникновение состояния гипноза (*в частности неподвижность вызванную эмоцией страха автор называл реакцией хищник-жертва), не исключал и возможности их комплексного влияния параллельно с применением психоэнергетического воздействия, о которых ранее свидетельствовали Месмер и Парацельс. Автор приходит к выводу, что гипнотическое воздействие ещё и связанно с какой-то формой излучения организма, которое он называет «сугестивным излучением».  

П.В. Симонов (1981), подходя к гипнозу с филогенетической позиции, полагает, что «существует глубокое филогенетическое родство мозговых механизмов гипноза у животных и человека. В обоих случаях происходит торможение врождённого рефлекса свободы, который у человека предстаёт в качестве мозговых механизмов воли».

1950 году на совместной сессии АН и АМН СССР, посвящённой «Физиологическому учению Павлова», было решено впредь психологические понятия выражать в физиологических терминах. Была подтверждена важность гипноза как глубинной психотерапии, основанной на физиологии (лечебное торможение коры головного мозга). В начерченной таким образом перспективе, павловская теория о трёх фазах гипноза должна была подкрепляться данными электроэнцефалографии (ЭЭГ).

(Электроэнцефалография как метод исследования головного мозга, основанный на регистрации его электрических потенциалов, зародилась в начале ХХ века. Исследования показали, что электрическая активность мозга отражает его функциональное состояние, и по изменениям электрических колебаний можно судить об основных процессах мозга – возбуждении и торможении.) Сегодня известно, что гипноз не может быть частичным торможением коры головного мозга, так как понятие “торможение” неприменимо к популяции нервных клеток головного мозга. До сих пор остро стоит вопрос о том, существует ли гипноз как специфическое физиологическое состояние или все гипнотические феномены можно объяснить только внушением. Эта проблема дискутировалась на конгрессе по гипнозу, проходившем в США и ФРГ в 1990 году.

В отношении животного гипнотизма Svorad (1956) считает, явление представляет собой поразительную диссоциацию между двигательным и сенсорным поведением. Анализ ЭЭГ кролика показывает, что начало неподвижности не сопровождается ЭЭГ - признаками сна. Сон возникает через 10-20 мин и может пребывать под влиянием сенсорных стимулов, которые обычно не вызывают двигательного пробуждения животного.

Д. И. Панкин (1971), проводивший исследования животного гипноза кролика по ряду физиологических показателей ЭЭГ, ЭКГ, частоте дыхания, температуре мозга обнаружил, что в гипнозе в ЭЭГ преобладает дельта-ритм, происходит урежение ЧСС и понижение температуры тела по сравнению с нормальным состоянием животного. И. Т. Демченко и Д.И. Панкиным (1983) была выявлена четкая зависимость изменения кровотока и электрической активности в коре ГМ. Эмоциональное напряжение, имеющее место при насильственном обездвиживании животного в необычной для него позе, сопровождалось общей активацией коры и повышением кровотока. В состоянии гипноза, начальным компонентом которого является формирование торможения на уровне стволовых ядер ретикулярной формации, происходит снижение кровотока в коре одновременно с появлением медленной ЭЭГ.

А.В. Густовым (1988) были проведены исследования глубинной температуры (радиофизический метод) ГМ человека и животных. Гипнотизация проводилась методом «фасцинации» и смешанного гипноза. Была отмечена определённая закономерность, выражающаяся в одноимённой направленности снижения глубинной температуры при гипнотизации, что ещё раз подтверждает общность нейрофизиологических и метаболических процессов у человека и животных. Данные по функциональной асимметрии во время животного гипноза у кролика кореллируют с некоторыми результатами, полученными при исследовании гипноза у человека. ЭЭГ - исследования межполушарной коррегентности позволили установить, что в гипнозе происходит активация правого полушария и инактивация левого. Во время гипнотического состояния в темённо - затылочной области правого полушария мощность частот в альфа - и бетта - диапазонах выше, чем в левом.

Несомненный интерес в отношении ветеринарной гипнотерапии представляют Исследования в области гипнотической возрастной регрессии.

Так например, во время внушения глубокогипнабельным испытуемым состояния новорожденности W. Dimpfel и В.Л. Райков (1991) наблюдали появление медленноволновой активности тетта-дельта высокой амплитуды (до 150 мкВ), в центральной и париентальной областях, ответственных за обеспечение функциональной активности мозга в самом раннем периоде мозговой деятельности. По заключению специалиста ЭЭГ детского периода Н.С. Мирзоянца, полученная кривая в медленно волновом компоненте напоминает ЭЭГ примерно шестимесячного ребёнка.

Изменения характера ЭЭГ при гипнотическом внушении возрастной регрессии установил также H. J. Kupfer (1961). В его исследованиях пациенту был внушён период, предшествующий заболеванию (эпилепсией), - ЭЭГ при этом оказалась нормальной (без патологических изменений эпилептического характера).

Интерес представляют исследования записей ЭЭГ, сделанных А. Капланом (2004) во время медитации мастера Йоги в ашраме «Вивекананды». Автор установил, что во время наступления кульминационной фазы медитации, альфа - ритм замещался тетта - ритмом с частотой около 5 Гц, свойственной функции гиппокампа. На основании анализа данных исследований А. Каплан пришёл к заключению, что в момент максимального спокойствия и внутреннего сосредоточения, для человека открывается возможность доступа к глубинным слоям долговременной эволюционной памяти (одинаковой у человека и животных), т. е. к подсознанию, где, по мнению автора исследований, скрываются резервы человеческой психики.

Здесь необходимо обратить внимание на многочисленные сведения о наличии медитативных практик китайских монахов ШАО ЛИНЬ и этнических шаманов, направленных на самовнушение в измененном состоянии сознания процесса «отождествления с духом животного». Это определённо указывает на возможность трансформации человеческого сознания по гипнотическому типу не только младенца, но и на уровне эволюционно более древних мозговых и нервных структур, аналогичных тому или иному виду живых существ (что обеспечивает возникновение гипнотического, телепатического раппорта человека с животным).

Таковые аутосуггестивные практики могут послужить пониманию этологии животных, и существенно помогают при «психической настройке» ветврача-гипнотерапевта на восприятие и дешифровку информации, заключенной в нервных структурах и биополе четвероногого пациента, как в целях применения биолокационной диагностики, так и методик психотерапевтического воздействия на животный организм.

Литература:

  • Бехтерев, В.М. Об опытах над « мысленным » воздействием на поведение животных. / Бехтерев, В.М. //  Вопросы изучения и воспитания личности. – М., - 1920. – Вып.2. - С. 230-265.
  • Павлов, И.П. О так называемом гипнозе животных./ Павлов, И.П.// В кн.: Павлов, И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. – 7-е изд. – Москва: АН СССР, 1951.- С.231-232.
  • Данилевский В.Я. Единство гипнотизма у человека и животных./ Данилевский В.Я.  СПб., 1891.
  • Райков В.Л. Биоэволюция и совершенствование человека. Гипноз, сознание, творчество, искусство./ В.Л. Райков. – Москва: Грааль, 1998. – 648 с. : ил.
  • Гримах Л.П. Моделирование состояния в гипнозе./ Гримах Л.П.  М.: Наука, 1978.

 

 

Вернуться к списку